ИНГА ПАЛЬЦЕР: ее совы разлетаются по странам

Честно говоря, ее даже не хочется представлять. Ощущение, что ее знают везде. По крайне мере, имя, которое звучит на иностранный манер, читали-видели многие, но то, что эта художница живет в Северодвинске, знают только преданные фанаты творчества и близкие. Инга Пальцер известна больше за рубежом, нежели в Поморье. Оно и понятно: открытки с ее иллюстрациями путешествуют по всему миру. Пора и архангелогородцам познакомиться с художницей поближе. С девушкой, которая умиляет Сеть «совячьими» иллюстрациями.

Автор Елена Чудесная
Фото из личного архива И. Пальцер

Сова – бренд

УД: Инга, привет! Ты отдаешь отчет, что широкой общественности известна больше своими совами, нежели как северодвинский художник-иллюстратор? То есть совы – это твой личный бренд…
Инга: Привет, Лена! Да, я это осознаю. И не могу сказать, что мне это очень нравится. Но и отрицать не могу. Потому что совы вывели меня на какой-то другой уровень. И действительно, знают ни столько меня, сколько сов. За мной даже закрепились ярлыки «девушка, которая рисует сов», «художница, которая рисует сов».
Однако на сегодняшний момент я сов практически не рисую и не планирую. Разве что только на заказ кому-то. Деньги, к сожалению, я не рисую. (Смеется.) Для меня прошел этот этап, я решила остановиться, чтобы не ненавидеть сов и не перегореть ими. Сейчас мне интересно рисовать другие вещи и придумывать новых персонажей – фей, ежиков… Одновременно, работая по зову сердца, понимаю, что если бы я продолжила рисовать сов, то моя популярность возросла бы еще больше. Финансово это, разумеется, выгодно, но душа требует иного.

УД: Видимо, ты настоящий художник, который не идет на поводу у публики, а выстраивает для нее ракурс восприятия на новом персонаже. Хотя, я так полагаю, тебе приходится в условиях рыночной экономики быть и «продажником» – уметь продвигать себя и свое творчество. Иначе не выжить… Тебе этот оксюморон профессий легко дается?
Инга: На самом деле я ничего не продаю – только сотрудничаю, поэтому «продажником» меня называть неверно. Я сама лично ничего не печатаю, и у меня нет ИП. Может быть, когда-нибудь к этому и приду… Буквально на моих глазах несколько крупных компаний, занимающихся сбытом продукции с принтами известных художников, обанкротилось. Та же сеть «Москва-Сити» с шестью магазинами, и на Лубянке в том числе, прогорела – не пошли продажи… Этот вид бизнеса в России абсолютно не предсказуем.
А что касается сочетания профессий, согласна, что современному художнику знание основ маркетинга, юриспруденции и законов эффективных продаж точно будет подспорьем.

УД: Да, не то, что во времена Леонардо да Винчи! Тогда художники были сосредоточены только на искусстве – творили себе и творили. Интернета не было, растиражировать массово работы невозможно, ведь рука гения подражанию не поддается. А сегодня людям творческой профессии головной боли добавилось значительно: по крайне мере, необходимость в знании рыночных реалий существует… Вернемся опять же к совам. Можно ли сказать, что тебя стали узнавать благодаря совам? С какого момента ты почувствовала, что становишься известной?
Инга: Это очень резко произошло – в 2012 году, когда в Кирове на открытках выпустился первый десяток сов. И с того момента посыпались предложения о сотрудничестве со всей России. И еще не могу не отметить, что активно повлиял на популяризацию моего творчества обмен открытками по всему миру – посткроссинг. Благодаря этому увлечению выяснилось, что люди на всем Земном шаре собирают мои открытки – коллекционируют. Кстати говоря, я и сама стала чуть позднее посткроссером поневоле. (Смеется.) До сих пор мне пишут из Китая, Индии, Японии, с Гаваев с просьбой направить им открытки… Никогда не отказываю. Вчера вот мальчик из Нидерландов получил мою открытку – весь в восторге!

УД: Скажи, современная девушка может обеспечить себя через творчество? Или все-таки самостоятельно девушке развиваться сложно?
Инга: Если мы говорим о ситуации, когда есть поддержка со стороны мужчины, то почему нет. И я бы вообще сказала, что обеспечивать себя и быть независимой – это не женская прерогатива. Семья, домашний уют к женской природе ближе априори. Тем не менее, каждый человек должен делать то, что ему нравится. И стараться делать это так, чтобы с этого был еще какой-то доход. Но лично мне не хочется работать ради того, чтобы только обеспечивать себя… Да это и неправильно, я считаю. У меня заработок далеко не на первом месте и даже не на третьем… Доход, условно говоря, это приятный бонус к творчеству. Вот это ближе к моей картине мира.

УД: Тебе твоего бонуса хватает на безгрустный образ жизни?
Инга: В принципе, да.

УД: С кем из крупных компаний ты сотрудничаешь? Назови несколько «звучных» имен.
Инга: Первая это, конечно, компания «Яндекс». Ребята из арт-студии Артемия Лебедева предложили сделать на «Яндекс почте» тему с моими совами. И это однозначно послужило общественному признанию меня как художника-иллюстратора. И даже спустя лет пять я получаю отзывы. Пишут на почту слова благодарности такого содержания: «У меня в теме почты стоят ваши обои»… Приятно – нет слов! Сумма за сотрудничество была очень, что называется, условной: десять тысяч рублей за три года пользования иллюстрацией, – так что дело тут, разумеется, не в вознаграждении, а в самом факте сотрудничества. Это же знаменитый «Яндекс»!
Вторая – это издательство «Эксмо», которое расширило линейку моей продукции, выпустив блокнотики, сумочки, канцелярию…
И, разумеется, это крупнейшая российская компания RTO, специализирующаяся на товарах для рукоделия. Они выпускают вышивки с моими совушками.
Активно сотрудничаю и с другими странами, например, с Великобританией, США, Нидерландами, Германией. В основном там тиражируют открытки с моими иллюстрациями… В Архангельске активно работаем с ИП Пуканова. Они делают разные войлочные сувениры. Валенки – наиболее ходовая их продукция.
Также мои рисунки можно увидеть и на коробках конфет, и на жестяных чайных баночках, и на слайдерах для ногтей, и на декоративных подушках, и на украшениях…

УД: Масштабно! Предлагают достойные условия сотрудничества?
Инга: В основном компании сотрудничают на моих условиях. Кто-то говорит «мало», кто-то говорит «много». Фиксированный прайс услуг художников вы нигде не найдете – каждый иллюстратор стоимость услуг определяет сам. Что касается моих расценок, то примерно так: акварельный рисунок формата А5 с полной передачей прав стоит от 5 тыс. рублей.

О прокрастинации и вдохновении

УД: Листаю рисунки, и мне приходит мысль, что образы-персонажи у тебя рождаются абсолютно случайно. Процесс, напоминающий инсайт. Это так?
Инга: Да, источник вдохновения может появиться откуда угодно: во сне, как впечатления от каких-то встреч, поездок. Никогда не знаешь, что тебя сможет аккумулировать на создание нового персонажа.

УД: Готовый образ к тебе приходит сразу или появляется в процессе работы над ним?
Инга: Скорее, в ходе работе. К тому же эффект неожиданности добавляется от того, что я рисую акварелью, с которой никогда не знаешь заранее, что
получится.

УД: Почему акварель? Почему не масло или, по-современному, не векторная графика?
Инга: Дело в том, что я рисую очень быстро и не люблю откладывать на потом. Мне важно, чтобы идея, которая посетила меня, вышла сразу, потому что
если не доведу работу до конца, то, вероятно, к ней уже не вернусь. Акварель – это очень быстро, красиво и, самое главное, непредсказуемо. Каждый рисунок – это отражение состояния «здесь и сейчас», настроение настоящего момента. Вот есть желание сделать – я делаю. Это завораживает. Если говорить о работе маслом, то, скажем, подготовка холста – это слишком трудоемко и долго. Что касается, векторной графики, то такой вариант на будущее я для себя рассматриваю. По факту векторная графика – это сплошная математика, и надо сидеть, копаться, чего особенно не люблю в момент творчества. В общем, пока идею работы с планшетом для векторной графики перенесла на будущее…

 

УД: У тебя много времени уходит на прием и обработку заказов. Когда успеваешь творить? И случается ли с тобой прокрастинация?
Инга: Во-первых, приемку и обработку заказов я выполняю в ходе рабочего дня. Порисовала, связалась по сотрудничеству, потом снова рисую. Во-вторых, для меня это не составляет сложности. Более того, воспринимаю это как смену деятельности. То есть не как отрыв от основной деятельности, а как дополнение к ней.
Если говорить о прокрастинации, то, разумеется, такие моменты со мной случаются. И придерживаюсь позиции: не хочешь рисовать – не рисуй. Лучше переждать – и все пройдет само собой. Когда же себя заставляешь, то есть делаешь что-то через силу, то и результат, как правило, оставляет желать лучшего. К тому же прокрастинацию можно совмещать: я чаще всего рисую под музыку (Lana Del Rey, Radiohead, Imagine Dragons, Florence and the Machines, Lords и др.) или под сериалы (к примеру, «Тьма», «Игра престолов», «Викинги», «Люцифер», «Очень странные дела» и др.).  А так, слава богу, каких-то глубоких творческих кризисов не случалось…

УД: Могла бы ты представить свое масштабирование без таких возможностей, как Интернет? Как относишься к социальным сетям? Можешь ли ты сказать, что Интернет помог тебе реализоваться как художнику?
Инга: Интернет на сто процентов помогает в продвижении! В принципе, без него ничего и не продвинулось бы. Тем более, не стоит забывать, что мы все-таки провинция. В Архангельске и Северодвинске меня как художника знают мало: у нас нет таких площадок, где можно было бы широко представить свое творчество. Выставки с моими работами проходили в 2013 году в Добролюбовке и в 2015 году в «Художественном салоне», но кто на них в основном приходит? Те, кто уже знаком с моим творчеством через разные каналы коммуникации, в том числе и через соцсети. Поэтому к соцсетям отношусь положительно. И не только в плане возможности продвижения своих услуг, но и в плане вдохновения. К примеру, в Инстаграме наблюдаю за большим количеством интересных художников. И все это происходит в режиме онлайн! По-моему, Интернет – это круто. Это однозначно прорыв
человечества.

О личном и да Винчи

УД: Что такое гармония для тебя? Можешь ли себя назвать гармоничным человеком? Или ты больше человек хаоса?
Инга: Нет, однозначно я не человек хаоса. Напротив, я педант, дотошный по максимуму, и максимально упорядочиваю свою жизнь. У меня дома даже обрезки бумаги рассортированы. (Смеется.) Стараюсь все расписать, рассчитать, разложить полочкам. Именно с таким образом жизни чувствую себя комфортно. Такие действия и голову приводят, что называется, в порядок. Беспорядок, хаос – это точно не про меня. Пожалуй, я человек, который стремится к гармонии и гармоничному внутреннему состоянию.

УД: Какие стили рисования тебе наиболее близки в работе? Я так понимаю, что ты не любишь «зацикливаться» на чем-то одном и предпочитаешь, наоборот, вносить нечто новое в работу. Начиная с персонажей…
Инга: Да, есть такое – я бы не хотела себя ограничивать одним стилем. Считаю, это скучно. И пробую разные вещи. Например, использую акварель с линерами, добавляю обводку, совмещаю графику с фотографией и т. п. В каком-то плане я не понимаю художников, которые нашли себя в чем-то одном или рисуют что-то одно очень конкретное – персонаж или стиль. Это как я бы продолжила рисовать только сов. Очень «попахивает» стагнацией. Мне хочется выдать миру из своего микрокосма нечто большее, нежели только одних сов. Хотя, с другой стороны, взять для примера американскую художницу японского происхождения Одри Кавасаки, рисующую только образы девушек на дереве в одной цветовой палитре. У нее великолепные работы! И она действительно заслуживает всемирного признания. Но для меня как художника это ограничение – на одной фактуре, в одной цветовой гамме. Опять же все зависит от душевного состояния. Кому-то гармонично работать именно так, а кому-то нужно искать все время что-то новое. Я из таких.

УД: Смотрю на твои работы и нахожу среди персонажей огромное количество эльфов и вымышленных героев… Условно говоря, персонажей из мира фэнтези. Как ты себя чувствуешь на этой планете?
Инга: Нам всегда хочется окружить себя миром более положительным или более устраивающим нас. И вот такие вымышленные персонажи становятся для нас родными.

УД: Какая-то определенная, личная история у тебя есть на каждого персонажа?
Инга: Часто обращаясь к старым рисункам, открывая какой-то случайный образ, могу вспомнить, что делала в тот или иной момент, какую музыку слушала, под какой фильм я это рисовала или что чувствовала. Почему этот рисунок нарисовала? В общем, любой персонаж так или иначе, безусловно, связан с жизненным опытом или конкретным моментом. Это своего рода фиксация, визуализация моего момента жизни в том числе.

УД: Интересная интерпретация! Существует миф, что художники капризны в быту. Ты согласна с этим социальным шаблоном? Как ты считаешь, ты простой или непростой в общении человек?
Инга: Ну вот так категорично мыслить, что все художники капризны, – это странно. Но что касается общения, то да, думаю, со мной сложно, но не друзьям. Просто я достаточно закрытая, интроверт. И вся эта общественность, публичность – я ее никогда не хотела и не искала. То, что я получила, – это по большей части для меня некий груз. Сложность в том, что общение с огромным количеством людей требует от меня колоссальной энергоотдачи. Все эти публичные выступления выводят меня просто в «ноль». И да, есть такое, что после светских мероприятий могу сутки сидеть молча дома – восстанавливаться.

УД: Что раздражает в современных людях? Есть какая-то черта, которая «вымораживает» в современных тенденция?
Инга: Изначально это зависит от душевного состояния. Сейчас я даже не могу вспомнить, когда злилась в последний раз. Бывали периоды, как и у всех,
мне кажется, когда я ненавидела всё и всех, когда люди бесили по любому поводу. А вот в нынешнее время, в период активного общения, когда мне
часто пишут с просьбой что-то сделать, для меня, пожалуй, назойливость – та черта, которая до сих пор вызывает внутреннее напряжение.

УД: Считаешь ли себя модной?
Инга: Не знаю даже! Мода – это какое-то странное явление для меня. Да мне и денег жалко на тренд. Хотя есть такой момент, относящийся и к моде, и к большим городам, когда я чувствую себя некомфортно среди толпы, среди массы, когда вижу такое разнообразие людей и понимаю, что среди них очень сложно выделиться. Как бы ты ни старался, понимаешь: есть люди, которые ярче и лучше – и это немножко угнетает. А в Архангельске- Северодвинске такого не чувствую. Может, люди у нас проще и мы не делаем сильный акцент на моду: мол, фу какой не модный – и нос воротим в нежелании пообщаться. Честно говоря, я этого не разделяю. Мне комфортно общаться с людьми, которые не кичатся и не гоняются за модными тенденциями.

УД: Если бы тебе дали шанс встретиться с любыми людьми из разного времени, кого бы ты предпочла увидеть? С кем бы тебе было интересно пообщаться?
Инга: Я бы хотела встретиться со своими родственниками из предыдущих поколений. Мне эта тема очень важна и интересна, особенно в последнее
время. Стараюсь всевозможными путями выстроить семейное древо.
Считаю, очень важно собирать семейные истории. Даже обращалась в архивы, но, к сожалению, много утрачено, утеряно. Хочется больше узнать о своих предках. Это для меня важнее всего. С кем бы еще встретилась? С Леонардо да Винчи, с Михаилом Ломоносовым. Интересно, что у них было в голове? Что ими двигало? Что их направляло? Поинтересовалась бы загадками, которые они унесли с собой…

УД: Да, уникальные личности, и я бы не отказалась от общения с ними.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *