Виктор Козлов: «Для меня все красивые»

Говорить о красоте с Виктором Николаевичем Козловым — пластическим хирургом, директором клиники «Пульс» — естественно, ведь его работа делать людей красивее.
Однако начали мы с беседы не о профессии, а о его четвероногом друге — собаке необычной породы.

УД: Виктор Николаевич, как в вашем доме появился этот чудесный пес?
ВК: 15 лет у нас жил кот, большой умница, в 2009 году его не стало. Я стал думать о новом питомце, потому что убежден, что в каждом доме должно быть животное, оно согревает, придает особую атмосферу. Помните, у Розенбаума есть строчка в песне: «Мир дому, где собак и лошадей любят — лучше не скажешь.
Есть два фильма, которые оказали влияние на мой выбор. Один из них — «Малыш» с Брюсом Уиллисом, где один герой говорит другому: «Тебе 40 лет, у тебя нет ни жены, ни детей, ни собаки. Ты неудааачник!». Я на себя примерил и подумал: «У тебя есть многое, но нет собаки».
А второй фильм «Хатико. Самый верный друг». Тогда я понял, что хочу именно такую породу. Но акита-ину велика для городской квартиры, а вот сиба-ину вполне подходит. Сиба-ину — японская порода, одна из самых древних на земле, ей больше 4000 лет, название дословно переводится как «маленькая собачка из поросшего кустарником леса». Долго искал ее и наконец нашёл. Приехал, там три щенка — какого выбрать, не знаю. Один из малышей подбежал ко мне, давай теребить носок. Понял — это мой щенок. Его родословное имя очень длинное, хотелось что-то емкое. Узнал, что по-японски слово «первый» будет «ичи», и мы назвали Ичи. Он стал моим первым сиба-ину и первым в Архангельске.

УД: Ичи производит впечатление покладистого, ласкового пса…
ВН: Да, он любит красивых женщин (смеётся). Он добр к людям, но не сильно в них нуждается. Если хотите собаку, которая будет радостно бросаться к вам, ласкаться, которую можно тискать,
то это не сиба. Сиба знает, что он совершенство и весь мир принадлежит ему. Почти никогда не лает, не выражает бурных эмоций. Хладнокровный самурай!

УД: Ичи изменил ваш стиль жизни?
ВК: Он изменил все, спас нас от обыденности. Раньше, приходя с работы, сил оставалось только на поесть да кино с дивана посмотреть. А с появлением Ичи стало по-другому. Какой бы ни пришёл выжатый и усталый, я не боюсь этого состояния, потому что знаю, что после прогулки с собакой буду другим человеком. В любую погоду мы гуляем полтора-два часа, чаще всего втроём — мы с женой и Ичи. Сиба выдерживает и дождь, и снег, и мороз, а у нас на любой случай есть подходящая одежда.

УД: Я прочитала, что по характеру сиба напоминают кошек — такие же свободолюбивые и считают себя важнее человека. Их воспитанием нужно серьезно заниматься. Как вы воспитывали Ичи?
ВК: Действительно, сиба считает, что человек принадлежит ему и должен всем с ним делиться. Не мудрено: все ими восхищаются. Но все же собака должна увидеть в хозяине вожака.
Приучать нужно правильно, потому что если перегнешь палку, контакт будет потерян навсегда, сиба отстранится от человека.
Я его кормил, поил, воспитывал, ходил с ним на выставки, очень много гулял. Ичи понял, что я его друг, но подчиниться придётся.
Думаю, собаки ниспосланы нам свыше — они учат нас быть добрее и преданнее.

УД: Вы делаете людей красивее. А что для вас красота?
ВК: Красота — это, прежде всего, гармония, соразмерность. Человек может быть не молодым, но очень гармоничным, а потому красивым. Важна не холодная отстраненная красота, а гармония
внутреннего с внешним.

УД: У вас профессиональный взгляд, вы, наверняка, глядя на человека, мысленно меняете его лицо: тут убрать, тут подтянуть.
ВК: Стараюсь не применять свои профессиональные навыки, глядя на кого-то вне стен клиники, и никогда не скажу человеку про его лицо, если он сам меня не спросит. Большинство недовольны своим внешним видом. В половине случаев к нам приходят люди, которым что-то сказали об их внешности родители, любимые, подруги. Женщины по отношению друг к другу очень «добрые», если их интересы пересеклись, найдут слова, чтобы задеть за живое. Поэтому пластические хирурги шутят:
«Пока женщины общаются между собой, мы будем обеспечены работой».

УД: В большинстве случаев к вам приходят с реальной, а не с вымышленной проблемой?
ВК: Если проблемы нет, я стараюсь отговорить от операции и объяснить ее ненужность. Но чаще да, проблема есть: хочется выглядеть моложе, скорректировать области под глазами и естественное обвисание мягких тканей, сделать контуры чётче. Люди, особенно женщины, улучшив с помощью хирургии внешность, скорректировав возрастные изменения или врожденные дефекты, расцветают. Я общаюсь с пациентками, вижу их в соцсетях: как они теперь открыты, удовлетворены собой, блистают, у них налаживаются отношения, появляется новая работа и новые возможности.

УД: Журналы и телевидение нам часто демонстрируют людей, у которых чересчур видны следы пластических операций.
ВК: Во всем нужна мера и, главное, вовремя остановиться. Стараюсь всегда разъяснить это своим пациентам.

УД: Раньше считали, что пластика нужна только звёздам с экрана, ну или в крайнем случае в преклонном возрасте — стать чуть моложе. Теперь запросов стало больше?
ВК: Сейчас тема пластики все больше проникает в СМИ: и камни в нас бросают, и восхваляют. Поэтому информированность о пластической хирургии у людей высокая. К нам приходят и постаревшие мужчины и женщины, и довольно молодые. Это люди самых разных профессий, социального положения и достатка, их объединяет то, что они недовольны своим отражением в зеркале и приняли решение улучшить свою внешность.

УД: И тем самым повысить качество своей жизни. У вас высокая миссия…
ВК: Обычная работа. Но мне всегда радостно видеть результаты после операции. Вот недавно был пациент — как оказалось, мой ровесник, но выглядел
намного старше. Захотел стать моложе и решился на операцию. Когда снимали швы, я видел результат и был рад за него!

УД: А на ваш взгляд, больше красивых или некрасивых людей?
ВК: Для меня все красивые. Стараюсь радоваться каждой минуте, которая нам подарена, и видеть всегда красивое, доброе, необычное. Гуляю с собакой и думаю: «Какое счастье! Идет дождь, а мы тепло одеты». Из каждой минуты нашего бытия надо брать хорошее и приятное. А если меня что-то раздражает, стараюсь от этого отрешиться, не гневаться, не злиться. Сопережеваю, особенно животным. Никому не ставлю лайки в соцсетях, но всегда отмечаю и делаю перепосты сообщений из приютов бездомных животных. Стараюсь не зависать на политических новостях, переключаюсь на кино или музыку.

УД: Сколько лет вашей клинике «Пульс»?
ВК: Нам уже 28 лет. С 1990 года мы занимаемся косметологией и пластической хирургией, за это время сделали тысячи операций. Вот здесь, на Набережной, 87, зарождалась пластическая хирургия и негосударственная медицина в Архангельске: мы были первым коммерческим предприятием медицинского направления в Архангельской области.

УД: И никогда не останавливались на достигнутом, судя по всему?
ВК: Нельзя останавливаться. Любые операции требуют максимальной отдачи хирурга, а такие, как SMAS лифтинг и лифтинг средней зоны лица, особенно. Постоянно учимся: изучаю все, что появляется нового в мире в области пластической хирургии, езжу на профессиональные форумы и конгрессы, знаю, как оперируют лучшие хирурги мира. Бизнес должен быть агрессивным в хорошем смысле слова. Как только мы начнем почить на лаврах и успокоимся, он будет обречен.

УД: Сейчас многие смотрят на цену, выбирая то или иное учреждение или решаясь на какие-то процедуры. Вы конкурентны по цене?
ВК: Мы минимизируем расходы и имеем возможность держать цены невысокими, они доступны для людей среднего достатка. При этом качество наших услуг неизменно остается высоким, ведь Архангельск — город небольшой, здесь как нигде важна безупречная репутация, заслужить и сохранить которую непросто. Смею надеяться, что у нашей клиники она есть. Гарантией её является профессионализм всего коллектива.
Вот и весь секрет: люди и их грамотная работа. В клинике оперируют такие замечательные врачи как заведующий кафедрой челюстно-лицевой хирургии СГМУ Александр Узбекович Минкин, Алексей Робертович Калашников, ведут прием врачи-косметологи Елена Николаевна Степанова и Елена Борисовна Антуфьева, косметолог Инга Валентиновна Терлецкая. На операции приезжают люди из многих городов России и из других стран. Иногородних пациентов привлекают сравнительно невысокие цены и квалифицированные специалисты.

УД: Что ждать в ближайшее время от клиники «Пульс»?
ВК: Мы открыли новую клинику — Медико-хирургический центр «Пульс» — это первый в области лицензированный негосударственный стационар с хорошим медицинским оборудованием. Сейчас там проводятся пластические операции, в скором времени мы добавим и общехирургические, по гинекологии, урологии, лор-заболеваниям и другие. Наша хирургическая помощь — от обследования до реабилитации после операции — высокотехнологична и высококвалифицирована. Для этого у нас созданы все условия.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *